?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Воздух Потеряевки

http://www.gazetaso.ru/arch.html?a=1666
До Потеряевки от Корчина - всего-то 14 километров. Но дорога такая, что сразу же вспоминается известная поговорка про две российских беды. Ухабы, ямы, грязь после дождей, хлипкая дамбочка... Все это редакционный "уазик" благополучно преодолевает и... упирается в болотистую низину.



И. Т. Лапкин со старинным колоколом.

Жизнь без замков

А до поселка рукой подать. Дома виднеются. Водитель Александр задает риторический вопрос: "Куда теперь?". Спасибо изобретателям сотового телефона - набираю номер Иоакима Тихоновича Лапкина, и не прошло и десяти минут, как он подъезжает на своей "копейке". Держимся след в след вдоль глубокой колеи, заполненной дождевой водой, и вот она - Потеряевка.

В поселке тишина. Это и понятно, время горячее - уборочные работы, заготовка кормов. Работоспособные жители в поле. А о нынешнем житье-бытье рассказывают идейный вдохновитель возрождения Потеряевки и известный христианский проповедник Игнатий Тихонович Лапкин и Иоаким Тихонович, его брат, и священник местной церкви, тоже многое сделавший для восстановления поселка.



В школе.

Сейчас здесь насчитывается 18 домов, проживает около 30 человек. А в поселковой девятилетке - филиале Корчинской средней школы обучается шесть учеников. На уроках я побывал с дозволения Игнатия Тихоновича и Иоакима Тихоновича. Как и в любой другой школе, шла напряженная и вдумчивая работа по овладению знаниями. С дисциплиной здесь проблем нет. И не только потому, что детей в классах немного. Воспитание-то на основе заповедей Божьих, а они, как известно, плохому не учат. Кстати, трое выпускников потеряевской школы обучаются в Барнауле, причем двое - в высших учебных заведениях.



На уроке истории.

А возвращаясь к теме дисциплины, напомню, что в поселке действует устав-свод правил поведения. На поселение дается разрешение тем, кто не пьет, не курит, не матерщинник и не вор. Вообще, потеряевский устав неплохо было бы изучить и в других селах. Вот, например, некоторые пункты:

"Запрещается рассчитываться спиртным (бутылкой) за проделанную работу или добытую вещь. За нарушение - оплата в двукратном размере в общую деревенскую казну".

"Беречь окружающую среду, не позволять никому сливать, разливать горюче-смазочные материалы на землю, мыть испачканные в мазуте руки и вещи у озера".

"Запрещается гонять на скорости на технике, кататься верхом или на запряженных лошадях по деревне самовольно - берегите детей и себя".

"По деревне не разрешается ходить в оголенном, непотребном виде"...

Можно было бы еще продолжать, но правил много - целых 40 пунктов. Да, насчет вина есть примечание (в России это ведь вопрос вопросов): "Разрешается вино только по уставу, в определенное время, два раза в день, не более 100 граммов, но лучше совсем не пить - избегнешь порицания".

Решаюсь проверить свою "благонадежность" у Игнатия Тихоновича: "А меня, если что, возьмете на проживание?".

Он окидывает меня испытывающим взглядом: "Знаем тебя давно, про поселок писал честно, без вранья. Не куришь, не пьешь. Как насчет "матершинства?".

- Обойдусь без оного, Игнатий Тихонович.

- Подходишь, - выносит он вердикт. - Бороду только надо будет отпустить.

Что ж, у бороды тоже есть плюсы.

А теперь самое время посмотреть, как живут потеряевцы, и с этой целью отправляемся на усадьбу Андрея и Ирины Устиновых, воспитывающих пять детей. Между прочим, Ирина - горожанка, познакомившись с Андреем и выйдя замуж, переехала в Потеряевку из Томска. Построили большой дом, развели подсобное хозяйство. Ей здесь нравится - красивая природа, спокойствие, труд во благо и окружение единомышленников - верующих людей.



Ирина Устинова.

А душистый чай на травах с медом мы пили в гостеприимном доме Владимира Александровича и Валентины Тихоновны Устиновых. Кстати, Валентина Тихоновна - сестра Игнатия Тихоновича и Иоакима Тихоновича Лапкиных. Они также переехали из города. Жизнь в Потеряевке нельзя считать идиллией. Надо много трудиться. И не только физически, но и духовно. Но здесь и остаются те, кто не приемлет праздного и бесцельного существования.

Еще один маленький, но о многом говорящий штрих - отлучаясь куда-либо, хозяева домов не запирают двери на замок. Просто приставляют к ним палочку. Она обозначает, что хозяина дома нет. Проведем у себя в селах такой эксперимент? Правда, полиция может не одобрить. Преступность и без того растет.

Потом были посещение храма и детского православного лагеря-стана. Сезон, правда, уже закончился и детей не было, но все строения и сделанные из подручных средств спортивные снаряды мы посмотрели. Самодельные, внушительного вида качели продемонстрировал в действии Игнатий Тихонович. Он в отличной форме, как всегда, быстр и подвижен. Когда по поселку ездил на велосипеде, мы за ним едва на "УАЗе" поспевали. Конечно, осмотрели и знаменитый подвал на территории лагеря, в котором много лет назад была тайная подземная церковь. Сейчас надобность в конспирации отпала и подземелье стало обычным хранилищем для соленьев-вареньев.

...В Потеряевке в разные годы перебывало множество всяких гостей. Среди них были и очень известные персоны. И уезжали отсюда, конечно, с разными мыслями и чувствами. Я, пребывая в Потеряевке, удивляюсь сам себе: казалось бы, здесь всяческие строгости и правила, основанные на подлинно православных канонах, нелегкий труд, нет "кинодосуговых" и прочих культурных центров, но
почему чувствуешь себя как рыба, которую вдруг подняли с раскаленного песка и снова выпустили в воду? И ведь не я один так думаю. Пятнадцать лет назад корреспондент "Алтайской правды" Олег Логинов по этому поводу написал очень хорошо. Я бы даже сказал, красиво: "Еще затемно я приехал домой и лег спать, стараясь дышать осторожно, чтобы враз не выдохнуть невзначай весь воздух Потеряевки. Пусть останется хоть капля, хоть еще один вздох. Вы чувствуете, тот воздух еще во мне".

Во имя любви к моему Господу и моему народу...

Миссионерская, проповедническая деятельность Игнатия Тихоновича Лапкина, о которой он мне рассказывал, просто потрясает своими масштабами и титаническими усилиями. Видимо, прочитав на моем лице еще не успевший облечься в слова вопрос, коротко сказал: "Мне Бог помогает". В прошлом, 2012 году он отметил 50-летие поворота своей жизни к Христу беспримерным путешествием по России. Ради этого путешествия и миссионерской деятельности был приобретен автомобиль "Газель". Трое людей и собака
проехали 250 городов России. И везде Игнатий Тихонович оставлял в подарок свои книги. А издал он 38 томов под общим названием "Открытым оком".



Иоаким Тихонович Лапкин с редким подарочным экземпляром Библии в металлическом окладе.

Ради того, чтобы их написать, освоил компьютер и провел за ним 30 тысяч часов. В книгах даны ответы на 4124 вопроса, которые ему задавали во время лекций в техническом университете, тюрьмах. Отдельно был издан великолепно оформленный, с цветными иллюстрациями Гюстава Доре трехтомник "Нового завета". Закладочки - цвета российского флага. А комментарии - Игнатия
Тихоновича. По его словам, за две тысячи лет такой книги не было. Эти книги подарены В. В. Путину, Д. А. Медведеву, патриарху Кириллу. За время поездки по стране распространили более шести тонн книг. "Я это делаю во имя любви к моему Господу и моему народу", - говорит Игнатий Тихонович. За день "Газель" преодолевала более тысячи километров.

В этом году состоялась еще одна поездка. Позади остались 15 стран. Германия, Австрия, Сербия, Польша, Молдавия, Грузия, Армения, Азербайджан... И везде подвижников сопровождала восточноевропейская овчарка Ураган. Ставшая, кстати, чемпионом России в номинации "защитно-караульная служба". Свои книги Игнатий Тихонович подарил Рамзану Кадырову, Александру Лукашенко. В Чеченской республике бесстрашный проповедник пошел молиться в мечеть. Молился, как и полагается по православным канонам.

- Как реагировали-то местные, Игнатий Тихонович? - спрашиваю его.

- Косились некоторые, но ничего страшного, стерпели. А вообще-то простые люди к нам очень хорошо относились. В Армении мы в доме муллы жили.

За два года (точнее, в поездках в общей сложности были пять месяцев) намотали 80 тысяч километров. На этом останавливаться Игнатий Тихонович не собирается и вынашивает планы дальнейшей проповеднической деятельности.

В предисловии к сборнику "Для слова божия нет уз..." иеромонах Нафанаил (Судников) пишет: "Все документы, предлагаемые читателю, связаны с одним человеком - Лапкиным Игнатием Тихоновичем, но не он главный герой этой книги. Главный герой - слово Божие, проповеди которого посвятил свою жизнь Лапкин. Проповедь о сыне Божием из уст Игнатия Тихоновича никого не оставляла безучастным...".

Сам Игнатий Тихонович говорит: "50 лет назад встреча с Христом преобразила мою жизнь...". Мне думается, в современной России трудно найти человека, равного ему в той подвижнической деятельности, которую он ведет по распространению православия, возвращению народа к его истокам.

В Потеряевке Игнатий Тихонович показал мне старинный колокол - дар от людей, которых он спас от беды. И даже дозволил мне несколько секунд побыть в роли звонаря. Звон у колокола мелодичный, долгий и очень чистый. Ощущение, что уплывающий в окрестные дали колокольный звон уносит все ненастоящее, несвойственное человеку, очищает душу. Вот так и Игнатий Тихонович Лапкин "бьет во все колокола", спасая души человеческие от злобы, корысти, зависти, праздности и прочих пороков.


В. Ретунский.

Latest Month

Февраль 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Метки

Разработано LiveJournal.com